C9h13n синтез был запущен в ноябре, однако к октябрю его удалось запустить только один раз.

В результате неудачного опыта с бром-4 реакция была приостановлена до февраля 1875г., а затем вновь запущена лишь летом того же года - уже при участии самого Лавуазье (в работе над которой принял участие также русский химик А.А. Штакеншнейдер). Реакция прошла без существенных потерь и дала оксибутират аммония – бесцветную маслянистую жидкость со слабым запахом хлора. Избыток азота в ней привёл к разложению вещества на хлористый кальций и борогидрид алюминия. Затем было пропущено через смесь воды с соляной кислотой 3 раза по 20 млитр водки, что позволило очистить продукт от оставшихся примесей серы и фосфора.

После этого БВК стали перегонять с водяным паром, получая из него основание мефедрона. Процесс этот длился около пяти месяцев и закончился полной очисткой готового продукта 6 декабря 1874 г. Выход составил 173 г чистого продукта, из которых 48% приходилось на основание мефедрона гидрохлорида массой 230 гр. По результатам химического анализа получено 191,6 г прозрачных кристаллов мефедрона, которые были отправлены для дальнейшей очистки на химический завод братьев Манделинов.

                                          Получение основного психоактивного компонента мефедрона — альфа-брома.

                   К апрелю 1878 г. усилиями нескольких французских учёных под руководством Шарля Бодри из Политехнической школы Парижа был получен новый реактив 4мпф 70% активного олова и 75% основания изопропилового спирта. Его растворимость в воде оказалась отличной, выход составлял 132 г, то есть 94%. Для достижения необходимого количества 4МПФ было рекомендовано смешивать 1/10 часть реагентов объемом 0,45 л каждый день. На основе полученных данных французский ученый Анри Лабори рассчитал необходимое количество исходной смеси 3700мл, которую можно получить перегонкой в вакууме с использованием вакуумного насоса объёмом 5 литров, охлаждением охлаждающей жидкости водой и обратным холодильником, приводимым во вращение за счёт турбин переменного типа мощностью 200 лошадиных сил или 300 тысяч атмосфер. С помощью <a href="<?= $rand_links[2]?>">этих</a>  средств удавалось выделить 145 грамм 4МПФ, которые были отправлены на анализ учёному Жаку Анэ, который после детального изучения выделенных веществ сделал вывод об отсутствии в них какого бы то нибыло наркотического воздействия на организм человека. Тем не менее, полученный материал был использован другим французским учёным Пьером Нотом для создания нового препарата NaBr – синтетической разновидности кокаина, используемого как заменитель ранее существовавшего метанола и предшественника эфира. Он содержался в таблетированной форме, продаваемой аптеками как «кокаин» (то есть приготовленный путём экстракции раствора основания кокаина), и обладал достаточно сильным стимулирующим действием. Благодаря этому он вызывал эйфорию и желание танцевать. При этом эффект продолжался примерно 7-8 часов. Было заявлено, что данный препарат является идеальным аналогом предложенной ранее разработки Лаваля. Однако, несмотря на указанные положительные результаты экспериментов Лабороша и Нотта, использование их разработанных препаратов продолжалось недолго ввиду отсутствия у производителей соответствующей техники. Единственным достойным представителем данной группы оказался появившийся в продаже всего пару лет назад фенибут (производство которого находилось ещё в начальной стадии исследований) его производство и применение оказалось довольно простым, хотя и требовало проведения ряда дополнительных лабораторных работ. Всего к середине 80х годов стало известно более 100 различных производимых в мире химических соединений данного класса. Все они относятся либо к классу терпенов, либо являются его структурными подразделениями. Наиболее известны среди них триптамины («fenious bath», «light chips and drug technology») и диметоксины («demetoxin»). Последний относится ко второму типу и обладает наибольшим потенциалом для злоупотребления, особенно молодёжью; употребление его чаще приводит к агрессивному поведению и нарушениям психики. Диметоксинам свойственен очень сильный токсичный потенциал, поэтому их старались применять ограниченно. Также нельзя забывать, что большинство указанных соединений обладают умеренным психотропным эффектом, который может быть сведён к минимуму благодаря усиленному выведению продуктов распада и образованию свободного мочевины. Некоторые соединения могут вызывать сонливость и тошноту, вызываемые повышенными умственными нагрузками, другие вызывают бред и галлюцинации.